Вы здесь

Неблагоприятное время

Жил когда-то в Багдаде богатый купец. Надежен был его дом, он владел большими и мелкими поместьями, корабли его с ценными товарами ходили в Индию. Унаследованные от отца богатства он приумножил своими усилиями, приложенными в должном месте в благоприятное время, а также благодаря мудрым советам и руководству Западного короля, как называли в то время султана Кордовы.
Но вдруг счастье изменило ему. Дома и земли были захвачены жестоким правителем, корабли направлявшиеся в Индию, затонули, застигнутые тайфуном, несчастья обрушились на его семью. Даже близкие друзья, казалось, перестали понимать купца.
И тогда он решил добраться до Испании, чтобы просить помощи у своего прежнего покровителя, и отправился через западную пустыню. Бедствия одно за другим подстерегали купца в дороге. Осел его подох, сам он был схвачен разбойниками и продан в рабство, из которого ему с большим трудом удалось вырваться на свободу. Лицо беглеца, обожженное солнцем, напоминало выдубленную кожу. Грубые жители деревень, через которые он проходил, гнали его прочь от своих дверей. И только дервиши делились с ним скудной пищей и давали тряпье, чтобы прикрыть наготу. Иногда ему удавалось добыть немного свежей воды, но чаще приходилось довольствоваться солоноватой, малопригодной для питья.
Наконец он достиг дворца Западного короля. Но и здесь его ждали неудачи. Стража пинками отгоняла от ворот оборванца, придворные не захотели с ним разговаривать. Пришлось бедняге наняться на какую-то грязную работу во дворце. Скопив немного денег, он купил себе приличную одежду, явился к главному гофмейстеру и попросил допустить его к королю.
Когда-то купец был близок к монарху, пользовался его благосклонностью, и об этом счастливом времени у него сохранились самые живые воспоминания.
Но так как нищета и унижения наложили свой отпечаток на манеры купца, церемониймейстеру стало ясно, что никак нельзя ввести этого человека в высокое присутствие, пока он не получит несколько необходимых уроков светского обхождения и не научится владеть собой.
Наконец, уже спустя три года после того, как он покинул Багдад, купец вошел в тронный зал султана Кордовы. Король сразу его узнал, усадил на почетное место рядом с собой и попросил рассказать о своей жизни.
- Ваше величество, - сказал купец, - в последние годы судьба была ко мне крайне жестока. Я лишился имущества, был изгнан из наследственных владений, потерял свои корабли и был окончательно разорен. Три года я добирался к вам. В течение этого времени я переносил все невзгоды, какие только могут выпасть на долю человека, - умирал от голода и жажды в пустыне, страдал от одиночества, был в плену у разбойников, жил среди людей, язык которых я
не понимал. Теперь я перед вами и отдаюсь на волю вашей королевской милости.
Король обернулся к гофмейстеру:
- Дай ему сто овец и назначь придворным пастухом. Пусть он пасет их вон на том холме, и помоги ему справиться с этой работой.
Купец был слегка разочарован тем, что щедрость монарха оказалась меньшей, чем он надеялся, и он удалился после надлежащего приветствия.
Когда он привел стадо на бедное пастбище, которое указал король, овцы заболели чумой и все до единой полегли. Неудачливый пастух возвратился во дворец.
- Ну как твои овцы? - спросил король.
- Как только я привел их на пастбище, все стадо погибло.
Король подозвал гофмейстера и сказал:
- Дай этому человеку 50 овец, и пусть он заботится о них, пока не получит следующего распоряжения.
Испытывая горечь и стыд, пастух погнал свое новое стадо на пастбище. Животные стали мирно щипать траву, как вдруг из леса выскочили дикие собаки. Испуганное стадо бросилось к крутому обрыву и погибло в пропасти.
В великой печали купец пришел к королю и поведал ему еще об одной неудаче.
- Ну что ж, - сказал король, - теперь возьми 25 овец.
Потеряв всякую надежду, в отчаянии, что все у него идет из рук вон плохо, купец снова повел стадо на пастбище. Вскоре каждая овца принесла по два ягненка, потом еще по два, и стадо его стало увеличиваться. Последний приплод был особенно удачным: ягнята родились крупными, с красивой шерстью и вкусным мясом. Купец понял, что ему выгодно продавать часть своих овец и покупать по низкой цене маленьких и худосочных; он их выкармливал, пока они не становились сильными и здоровыми, как овцы его стада.
Через три года он возвратился ко двору в богатой одежде, чтобы рассказать о своих успехах. Его тут же провели к королю.
- Тебе удалось стать хорошим пастырем? - спросил король.
- В самом деле, ваше величество, каким-то непостижимым образом ко мне вернулась удача. Я смело могу сказать, что теперь мои дела идут благополучно, хотя особой любви к занятию пастуха я все еще не испытываю.
- Прекрасно, - сказал король, - а теперь прими от нас в дар королевство Севилью. Пусть все знают, что отныне ты - король Севильи.
С этими словами монарх коснулся его плеча жезлом. Не сдержавшись, купец в изумлении воскликнул:
- Но почему вы не сделали меня королем сразу, когда я пришел к вам? Неужели вы испытывали мое терпение, и так уже достаточно испытанное судьбой?
Король засмеялся.
- Позволь сказать тебе, что если бы ты получил трон Севильи в тот день, когда повел на холм сто овец, от этого королевства не осталось бы камня на камне.

Абд аль-Кадир из Гилана родился в 11 столетии на южном побережье Каспийского моря. Так как он был потомком Хасана, внука Мохаммеда, его называют сайадна - "наш принц". Могущественный орден Кадирия назван его именем. Считается, что он еще в детстве обладал перспективными силами. Кадир обучался в Багдаде и много работал над тем, чтобы установить свободное среднее образование. Шахабеддин Сохраверди, одни из величайших суфийских писателей, автор работы "Дары глубокого знания", ("Авариф-аль-Маариф) был его учеником. Существует множество рассказов об удивительных делах этих двух людей.
Среди учеников Абд аль-Кадира, помимо мусульман, было немало иудеев и христиан. Умер он в 1166 году. Когда он умирал, в его комнате появился таинственный араб, принесший послание, в котором было написано: "Это письмо от любящего к возлюбленному. Каждый человек и каждое животное должны испытать смерть".
Гробница Кадира находится в Багдаде.
Так как Абд аль-Кадир почитается в народе как святой, множество его жизнеописаний пользуются по сей день широкой популярностью на Востоке. Эта литература изобилует описанием чудес и весьма необычными идеями.
"Хайат-и-Хаэрат"("Жизнь присутствия"), являющаяся одной из таких книг, начинается с рассказа: "У кого была устрашающая внешность". Ежедневно только один ученик решался задать ему вопрос. Например однажды его спросили: "Не могли бы вы наделить нас такой силой, чтобы мы усовершенствовали земной мир и улучшили судьбу людей этого мира?". Он нахмурился и сказал: "Я сделаю больше. Я дам эту силу вашим потомкам, так как сейчас такое усовершенствование не может быть достигнуто в достаточно широких масштабах. В настоящее время для этого нет возможностей. Вы будете вознаграждены, и они получат награду, благодаря вашим стремлениям и своим усилиям". Подобное отношение к хронологии изображено и в рассказе "Неблагоприятное время".

Источник: Идрис Шах "Сказки дервишей"

Тип документа: