Вы здесь

Слуги и дом

Источник текста Идрис Шах «Сказки дервишей»

Жил некогда один мудрый и добрый человек, который владел большим домом. Он часто отправлялся в продолжительные путешествия и в таких случаях оставлял дом на попечение свои слуг.
Особенностью этих людей была какая-то поразительная забывчивость. Так, например, временами они забывали, зачем их оставили в доме, по нескольку раз выполняли одно и то же дело или полагали, что должны выполнять свои обязанности не так, как им предписывали правила. Все это происходило потому, что они забывали свои функции.
Однажды, когда хозяин отсутствовал особенно долго, подросло новое поколение слуг, которые считали себя законными владельцами дома. Но поскольку они были ограничены своим узким миром, им стало казаться, что с ними происходят какие-то странные вещи. Например, время от времени у них возникало желание продать дом, но они не могли на него найти покупателей, потому что не знали как взяться за это дело. Когда же приходили люди, интересующиеся покупкой дома, они первым делом просили показать им документ, подтверждающий, что дом — собственность жильцов, но так как слуги ничего не знали о таком документе, они считали таких людей сумасшедшими или ненастоящими покупателями.
Странность их положения заключалась еще в том, что все необходимое для дома и жильцов появлялось «таинственным образом», и это не позволяло так называемым хозяевам почувствовать себя ответственными за весь дом.
Инструкции по уходу за домом, целью которых было напоминать слугам их обязанности, хранились в кабинете хозяина, но так как второе поколение слуг объявило его священным, никому не разрешалось туда входить, и ореол непроницаемой тайны окружил хозяйские покои. Некоторые даже отрицали само существование этих покоев, несмотря на то, что могли видеть ведущие туда двери. Скептики объясняли, что двери — это просто настенное украшение.
Таким образом, слуги не могли ни управлять домом, ни возвратиться полностью к своим первоначальным обязанностям.

Предание сообщает, что этот рассказ часто использовал суфийский мученик аль-Халладж*, который был казнен в 922 году будто бы за то, что заявил: «Я есть истинный».
Халади оставил потомству замечательное собрание мистических стихов. С большим риском для себя многие суфии последнего тысячелетия утверждали, что Халади был великим просветленным.

*Абу Абдаллах Хусейн ибн Мансур аль-Халладж (857 — казнен 922). Восклицание «Ана-л-хакк» («Я есть истинный!», то есть Бог), приведшее его к казни, было произнесено в момент высшего молитвенного экстаза. Аль-Халладж утверждал возможность реального единения части божественного духа с духом суфия. Ортодоксальный ислам отказывает в этом даже пророкам.

Тип документа: